Русский язык

«Опротестовать можно и Библию, и Билль о правах»

Compressed file

Избранный президент Молдовы Майя Санду раскритиковала законопроект о статусе русского языка

Инициированный Партией социалистов Республики Молдова законопроект, предусматривающий защиту и обеспечение функционирования русского языка на территории страны, является «попыткой вывести людей на баррикады».

Это высказывание избранного молдавского президента прокомментировала известный журналист Елена Левицкая-Пахомова.

– На баррикады Молдову поставили в июне 2018 года, когда Конституционный суд нашей Республики признал устаревшим закон о функционировании языков. Это нонсенс в мировой практике и в юридической практике, потому что ещё не существовавший в те времена Конституционный суд дал себе право признавать устаревшими законы, которые уже были до него. Точно так же можно Библию опротестовать, Билль о правах и всё что угодно.

Проблема в том, что в воздухе «повис» не только русский язык, но и языки всех национальных меньшинств. У нас есть территории, где компактно проживают болгары, гагаузы, украинцы, и всегда каждый из нас имел право говорить в своём регионе на том языке, на котором он считал возможным и комфортным для себя. Всё-таки есть ещё один законодательный акт – закон о правах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, и правовом статусе их организаций. К огромному сожалению, большинство чиновников руководствуется исключительно решением Конституционного суда и, ссылаясь на то, что закон о функционировании языков признан устаревшим, отвечать на русском языке, языке межнационального общения, к которому привыкли в независимой Молдове, мы не будем.

В нынешнем году избранному президенту стоило бы всё-таки обратить внимание на то, что происходило. Пандемия в очередной раз очень остро подняла вопрос об информации на родном языке. В критической ситуации, когда речь идёт о жизни, о здоровье, нет времени и нет резона говорить о каких-то политических мотивах. Нужно делать всё, чтобы спасти человека, чтобы донести до него информацию, как можно быстрее на его родном языке.

Санду тоже прекрасно знает, что в Республике Молдова на русском языке в той или иной мере говорят более 90 процентов граждан. И как раз поднятие этого вопроса действительно необходимо. И, наверное, Санду, за которую голосовали многие русскоязычные или, по крайней мере, какое-то количество, которая, наконец, заговорила со своим избирателем на русском языке, стоило бы инициировать эту процедуру и обсуждение о том, каким образом дать всем гражданам нашей страны иметь равные права. А её заявления несколько отличаются от той риторики, которая была во время предвыборной кампании. Тогда русскоязычное население нужно было, сейчас, когда речь зашла о правах, не очень.

В чем суть закона о русском языке?

– Это возможность получать информацию, обращаться в государственные учреждения на родном языке, получать информацию на родном языке, в судебных органах тоже получать выписки, в медицинских учреждениях общаться. То есть это прописано в законе о функционировании языков. Сейчас два законодательных акта обсуждаются – о правовом статусе русского языка и новый вариант закона о функционировании языков. Проблема в том, что мы есть, но нас нет. Ведь мы де-факто существуем в этой Республике, но юридически мы не обладаем равными правами, и нам по разным причинам отказывают в предоставлении информации на родном языке. А в этом году, во время пандемии, это жизненно важно.

Другие языки? Вы говорили о болгарском, украинском, гагаузском.

– Всё-таки Гагаузия – это территориальное объединение, у которого есть внутреннее законодательство, и, естественно, гагаузский язык защищён на региональном уровне, но на уровне государственном после признания закона о функционировании языков устаревшими пострадали абсолютно все национальные меньшинства, не только русские. Молдова очень разношёрстна. У нас говорить о чистокровности вообще невозможно. И в этом наша прелесть и достоинство. Но мы об этом всё время забываем.

– Избранный президент Молдавии назвала «нечестным» долг перед «Газпромом». По ее словам, нельзя ожидать того, что жители подконтрольного Кишиневу правого берега Днестра оплатят долги, накопленные Приднестровьем. Как Вы оцениваете такое заявление? Раз Кишинёв считает Приднестровье частью Молдовы, а Санду себя – европейским политиком, то принцип «за своих платим» должен же быть?

– Санду, к сожалению, упустила важный момент: она сказала, что жители Левобережья не платят за газ. Они платят, но они платят в бюджет Приднестровской Республики. Взаимоотношения властей левого и правого берегов и то, как они будут решать эту проблему, – вопрос экономический, не политический. И в данной ситуации должны приниматься решения на уровне Молдовагаз и Газпрома, потому что Газпром имеет непосредственное отношение и к Молдовагаз, и к приднестровской стороне, где есть собственность Газпрома. В данной ситуации очень много заявлений, которые несколько неверно сформулированы.

Самая большая проблема в том, что видимо из-за недостаточного владения информацией Санду поспешно делает заявления, которые затем приходится опровергать, уточнять. Я бы ей рекомендовала, если бы меня кто-то спросил, сначала погрузиться в тему, а потом уже выступать с заявлениями. Всё-таки быть президентом и премьер-министром – это разные ипостаси.

 

Беседовал Олег Осипов